Урфин Джюс и его деревянные солдаты - Что делать будем? В кино с 20 апреля

Опубликовано: 02.05.2017

видео Урфин Джюс и его деревянные солдаты - Что делать будем? В кино с 20 апреля

Российские звезды рассказали о мультфильме "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"

Юго-запад Магической страны населяли Жевуны – застенчивые и милые человечки, у каких взрослый мужик ростом не превосходил восьмилетнего мальчугана из числа тех краев, где люди не знают чудес.



Повелительницей Голубой страны Жевунов была Гингема, злая волшебница, обитавшая в глубочайшей черной пещере, к которой Жевуны страшились приближаться. Но посреди их, ко всеобщему удивлению, нашелся человек, построивший для себя дом недалеко от жилья ведьмы. Это был некоторый Урфин Джюс.


Урфин Джюс и его деревянные солдаты - Трейлер 2016

От собственных хороших, мягкосердечных соплеменников Урфин еще в детстве отличался сварливым нравом. Он изредка играл с ребятами, а если вступал в игру, то добивался, чтоб все ему подчинялись. И обычно игра с его ролью оканчивалась стычкой.


Урфин Джус и его деревянные солдаты А Волков аудиокнига

Урфин Джюс лишился покупателей.

Он стал делать игрушки. Но у вырезанных им зайцев, медведей и оленей лупили такие лютые рожи, что малыши, взглянув на их, пугались и позже рыдали всю ночь. Игрушки пылились в чулане Урфина, никто их не брал.

Урфин Джюс разозлился, забросил обычное ремесло и закончил показываться в деревне. Он стал жить плодами собственного огорода.

Одинокий столяр так не мог терпеть собственных сородичей, что старался ни в чем же не прогуляться на их. Жевуны жили в круглых домиках голубого цвета с остроконечными крышами и с хрустальными шариками наверху. Урфин Джюс выстроил для себя четырехугольный дом, выкрасил его в карий цвет, а на крышу посадил чучело сокола.

Жевуны носили голубые кафтаны и голубые ботфорты, а кафтан и ботфорты Урфина были зеленоватого цвета. У Жевунов шапки были остроконечными, с широкими полями, а под полями болтались серебряные бубенчики. Урфин Джюс вытерпеть не мог бубенчиков и прогуливался в шапке без полей. Мягкосердечные Жевуны рыдали при всяком случае, а в сумрачных очах Урфина никто никогда не лицезрел слезинки.

Жевуны получили свое прозвище за то, что их челюсти повсевременно двигались, будто бы что-то пережевывая. Была такая привычка и у Джюса, но он, хотя и с огромным трудом, отвертелся от нее. Урфин по целым часам гляделся в зеркало и при первой же попытке собственных челюстей приняться за жевание тотчас останавливал их.

Да, большая сила воли была у этого человека, только, к огорчению, он направлял ее не на добро, а на зло.

Прошло пару лет. В один прекрасный момент Урфин Джюс явился к Гингеме и попросил старенькую ведьму взять его в услужение. Злая волшебница очень обрадовалась: в продолжение веков ни один Жевун не вызывался добровольно служить Гингеме, и все ее приказания исполнялись только под опасностью кары. Сейчас у ведьмы появился ассистент, с охотой исполнявший различные поручения. И чем неприятнее были для Жевунов распоряжения Гингемы, тем с огромным усердием передавал их Урфин. Угрюмому столяру в особенности нравилось ходить по деревушкам Голубой страны и налагать на обитателей дань – столько-то и столько змей, мышей, лягушек, пиявок и пауков.

Жевуны страшно страшились змей, пауков и пиявок. Получив приказ собирать их, мелкие застенчивые человечки начинали плакать. При всем этом они снимали шапки и ставили их на землю, чтоб бубенчики своим гулом не мешали им рыдать. А Урфин смотрел на слезы собственных сородичей и злостно смеялся. Позже в назначенный денек являлся с большенными корзинами, собирал дань и отвозил ее в пещеру Гингемы. Там это добро или шло в еду ведьме, или употреблялось на злые волшебства.

В тот денек, когда домик Элли раздавил Гингему, Урфина не было около ведьмы: он ушел по ее делам в отдаленную часть Голубой страны. Весть о смерти волшебницы вызвало у Джюса и огорчение, и удовлетворенность. Он жалел, что растерял могущественную покровительницу, но рассчитывал пользоваться сейчас богатством и властью волшебницы.

В округах пещеры было безлюдно. Элли с Тотошкой ушли в Изумрудный город.

У Джюса появилась идея поселиться в пещере и объявить себя преемником Гингемы и властелином Голубой страны – ведь застенчивые Жевуны не смогут этому воспротивиться.

Но задымленная пещера со связками копченых мышей на гвоздиках, с чучелом крокодила у потолка и иными принадлежностями магического ремесла смотрелась таковой сырой и темной, что даже Урфин содрогнулся.

– Брр!.. – пробормотал он. – Жить в этой могиле?.. Нет уж, благодарю покорливо!

Урфин начал разыскивать серебряные башмачки ведьмы, потому что знал, что Гингема дорожила ими больше всего. Но зря он обшаривал пещеру, башмачков не было.

– Ух-ух-ух! – саркастически раздалось с высочайшего нашеста, и Урфин вздрогнул.

Сверху на него смотрели глаза филина, светившиеся желтоватым светом во мраке пещеры.

– Это ты, Гуам?

– Не Гуам, а Гуамоколатокинт, – сварливо сделал возражение тщеславный филин.

– А где другие филины?

– Улетели.

– Почему ты остался?

– А что мне делать в лесу? Ловить птиц, как обыкновенные филины и совы? Фи!.. Я очень стар и мудр для такового канительного занятия.

У Джюса мелькнула хитрецкая идея.

– Послушай, Гуам… – Филин молчал… – Гуамоко… – Молчание. – Гуамоколатокинт!

rss